Вверх страницы

Вниз страницы
Вверх страницы

Вниз страницы

ЦРУ [18+]

Объявление

Приветствую гостей на нашей ролевой!

Игра уже началась, не сидим на главной странице, регистрируемся, разбираем роли или
придумываем своего персонажа и вперед, вливаться в дружный коллектив!
И не забудьте заглянуть в акции.
Дорогие игроки! На ролевой ведется набор пиарщиков. Будем рады каждому,
кто захочет внести свой вклад в развитие данного проекта.
Огромная просьба не затягивать с анкетами. Игроки, которые зарегистрировались,
но не проявляют признаки жизни, будут удалены в течение недели
после регистрации аккаунта.

С уважением, администрация.
Дата, время в игре:
7 ноября 2047 года. 22:30 - 00:30.
Поздняя осень.
Погода отвратительная.
То и дело идет дождь.
На термометре - 17.
Удачного вечера.

В данный момент на форуме действует два квеста.
Квест №1 "Переполох", подробнее с ним можно ознакомиться здесь:
● Квест "Переполох" ●
Квест №2 "...в разработке...", подробнее с ним можно ознакомиться здесь:
● Квест "...в разработке..." ●
НАШИ ПАРТНЕРЫ:

Интриги и страсти Востока

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦРУ [18+] » Кладбище Игровых отыгрышей » Да пошел ты... Мастер!!!


Да пошел ты... Мастер!!!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Ашер Морадо де ла Каледа-Исидро, Микаэла  Эллер
Время действия: недалекое прошлое
Место действия:клуб «ЦРУ», вечер, переходящий в ночь.
Описание ситуации: Ашера, как одного из старейших мастеров клуба, попросили посмотреть на новую рабыню – девушку-вампира, которая уже прославилась своим буйным нравом. Немногим раньше выяснилось, что мастер, которому была отдана на обучение девушка, определенно не справляется со своей задачей. Ледовый демон соглашается одним глазком взглянуть на строптивицу…
Дополнительно: До момента встречи в зале развлечений Микаэла не встречалась с Ашером, и не знает, что ледовый демон является одним из Мастеров клуба. однако она слышала множество сплетен о мастере по имени Ашер.

Отредактировано Ашер (2013-01-18 14:01:17)

0

2

Ашер небрежно бросил пачку фотографий и документов на сиденье рядом с собой и отвернулся к окну, за которым все так же сыпались мелкие хлопья снега. То, что черный седан полз со скоростью двух метров в минуту, нисколько не волновало ледяного демона. Это давало возможность обдумать просьбу Винтера, молодого Мастера-оборотня, появившегося в ЦРУ не так давно. А еще подобная черепашья скорость давала возможность просчитать возможные варианты возможного развития событий. Винтер был еще слишком молод, но подавал большие надежды, обещая в будущем стать великоепным Мастером. Но проколы бывали у всех, даже у него, так что блондин ничуть не удивился, когда ягуар попросил у него совета.
Снег повалил еще с прошлой ночи, и теперь дороги Таинбурга, которые итак были постоянно загружены всевозможным транспортом, стали вообще непроходимыми. Исидро некоторое время наблюдал, как снежинки, кружась и танцуя, падают на крыши соседних автомобилей, ползущих столь же неторопливо, как его собственное авто, потом вновь потянулся к фотографиям и документам, принявшись сосредоточенно пересматривать снимки, после чего занялся изучением прилагавшихся бумаг.
«Итак, что мы имеем?  Молодую рабыню-вампира, обладающую вздорным характером и все еще не забывшую вкус свободы. Девочка не желает смиряться со своей участью, продолжая доставлять неприятности и Мастеру Винтеру, и, что еще хуже, многоуважаемым клиентам.
Плохо. Очень плохо.
И все же мне не слишком хочется исправлять промахи этого оборотня. Это не мое дело. Впрочем, пару советов я могу ему дать. Но и только.»

Ашер усмехнулся, искривив губы в презрительной улыбке, перетасовал снимки. С первой же фото на него взглянула миловидная, светловолосая девушка с яркими голубыми глазами и немного насмешливой улыбкой.
«Красивая. Даже очень. Жаль будет портить такую красоту… Но мне все равно, дорогая. Я с легкостью сотру улыбку с твоих пухлых губок, когда кнут запляшет по твоей нежной коже.»
Он неспешно перебирал фотографии, изредка задерживая взгляд то на одном глянцевом снимке, то на другом.
Микаэла в ванной. Микаэла в роскошном зале клуба. Микаэла с каким-то рыжеволосым парнем…
Автомобиль класса седан замер на служебной стоянке клуба "ЦРУ", а уже через пару минут дверца была услужливо распахнута подоспевшим секьюрити. Ашер с ленивой грацией сытой кошки выскользнул из салона, неспешно направившись к входным дверям.
Винтер встретил его едва ли не у дверей лифта. Оборотень учтиво поклонился, приветствую коллегу. Они не были друзьями, но оба относились друг к другу с взаимным уважением.
«Ага, ты сегодня здесь, драгоценный. Да и как может быть иначе. Отлично.»
…Овальный зал тонул в прозрачной полутьме. Лишь круглая, вращавшаяся вокруг своей оси небольшая сцена была залита мерцающим светом, озарявшим гибкие фигуры девушек, кружащихся в изящном, наполненный необыкновенной чувственностью и страстью танце.
Когда ледовый демон, сопровождаемый оборотнем, вошел в основной зал, до завершения представления оставалось всего несколько минут.
- Я поговорю с ней сам, - мурлыкнул Ашер, небрежно уронив пиджак на подушки, и скользнул на мягкое сиденье. – А после сообщу тебе свое мнение. Ступай…
Теперь ледовый демон полулежал, откинувшись на спинку дивана и почти утонув в ворохе ярких подушек. Шелковая рубашка сползла с плеча, открыв часть живой татуировки, но блондин, казалось, даже не заметил этого. Все его внимание было сосредоточенно на голубоглазой блондинке, кружащейся  в изысканном танце на вращающейся сцене. Но не было в его внимательном взгляде ни любви, ни искренности. Девушка была всего лишь игрушкой, красивой, необычной, но которая не хотела подчиняться принятым в заведении правилам.
Услужливый официант тут же поставил перед ним бокал с коньяком и тарелочку с тонко нарезанными ломтиками лимона. Согревая бокал в руках, Исидро терпеливо ожидал завершения постановки.
Обслуживающему персоналу уже были даны соответствующие распоряжения. Ашер не сомневался, что Микаэла появится перед ним сразу же, едва ей сообщат о том, что его хотят видеть. Причем приказ был замаскирован таким образом, что рабыне сообщат просто о том, что ее хочет видеть один из клиентов, который заказал приватный танец с ее участием.
Легкая ткань заколыхалась, пропуская внутрь небольшого кабинета  рабыню, одетую в нечто блестящее и полупрозрачное. Маленькая, стройная, с длинными ногами и аккуратной грудью, она была красива той необычной красотой, которую неверный свет разноцветных прожекторов превращал в изысканную драгоценность.
Льдисто-голубой взгляд Исидро равнодушно скользнул по ладной девичьей фигурке. Он подался вперед, подхватывая бокал с коньяком, который до этого поставил на столик.
- Танцуй для меня, драгоценная, - холодный голос демона напоминал щелчок кнута, столь любимого им. – Танцуй…

_____________________________________________
Одет: светло-серый со стальным отливом вечерний костюм; пиджак брошен на диван, поверх него изящная черного дерева трость; темная жемчужно-серая матового шелка рубашка расстегнута и сползла с плеча, открывая часть татуировки –серебристую драконью морду, расположенную под левой ключицей, черный шелковый шейный платок затерялся среди подушек; запонки из платины, матовые, с ониксом.  Черные замшевые туфли на небольшом каблуке.
Грива длинных серебристо-белых волос заплетена во множество тонких косичек и свободно падает на плечи и далее на спину. Челка волнами спадает до ключиц.

Отредактировано Ашер (2013-01-18 23:57:06)

+3

3

Чем больше времени она проводила в стенах борделя, ловко спрятанного за красивой вывеской модного клуба, тем все веселее и веселее Мике становилось. Большинство посетителей самого крупного из подобного рода заведений в городе, как она успела понять, даже не догадывалось, что именно за развлечения предлагал клуб, и какой вид досуга здесь был основным и самым прибыльным.

Первые дни были довольно тяжелыми.
Только, только пообвыклась в доме у нового хозяина, а он уже перекинул ее на чужие плечи, отправив сюда. Откормил, правда, немного, да и тяжелой работой не сильно нагружал, чтобы не пугала чужой глаз своей худобой, а то владелец борделя на нее бы и не позарился. Кому нужны тощие, замученные селедки, одним своим видом распугивающие состоятельных людей?  Ее даже по случаю приодели довольно прилично. Простенький наряд показался вампирке королевским туалетом, хотя укрыться чем-то другим, вряд ли выдерживающим сравнения со ставшим привычным куском замызганной тряпки, было девушке очень странно. А ей было с чем сравнивать. Отец баловал любимицу и не такими, значительно более изысканными и замысловатыми туалетами по последней парижской моде, нежели стандартного покроя платье, выданное блондинке в борделе. Но это платьице было ей значительно ценнее и дороже искусно уложенных волнами метров ткани, отвечающих высоким стандартам гордого поименования «одежда от кутюр».
С округлившимися формами, почти вернув себе прежние очертания фигуры, скромно, но одетая, девушка выглядела теперь более, менее прилично. Но все так же неустанно жаждала свободы и подчиняться чужим правилам по-прежнему не хотела. Огрызалась, и хамила, протестуя против новых ограничений, даже швырнула поднос с обедом в спину какого-то мужика, отважившегося показаться в выделенной для проживания комнате  и предстать пред ее светлые очи. За что незамедлительно была наказана. Не сильно, без жестоких побоев и внушительных травм, но  от  этого было не менее обидно.
А чего они ожидали? Можно подумать, не знали, что Мика за зверь и чем питается. Знали, сволочи, отлично знали, и все равно издевались, предлагая вместо крови, хоть бы и донорской и противно холодной, незамысловатые блюда человеческой кухни. Нет, такая еда была для нее приемлема, но радости, как  и чувства насыщения, совсем не давала. Переваривалась в кротчайшие сроки, оставляя в память о себе легкий, почти не уловимый выброс энергии, едва хватавшей на то, чтобы продлевать существование вампирки изо дня в день, поддерживая в ней едва теплящийся огонек жизни.  С другой стороны, она была рада и этому. Все лучше, чем пожирающий изнутри голод, с каждым новым часом грозящий показать, каково это – переступить за грань безумия.
Время тянулось, размеренно отсчитывая один день вслед за другим. Блондинка постепенно обживалась, привыкая к новым правилам и интерьерам жизни. Правда не обходилось и без эксцессов. Владельцу заведения пришлось подчистую заменить мебель в ее комнате, которую девушка в порыве борьбы с одиночеством переломала в один из дней. Получить по этому поводу новый урок хлыстом по спине от Винтера, мастера-оборотня, ставшего, явно не по собственной прихоти, ее молчаливым спутником и тенью. Принимать новых гостей в своей постели, не столь колоритных, как при Итоне, очень цивилизованных и более приятных в обхождении. Но факт оставался фактом – новые знакомства в неизбежности своей случались исключительно на дорогих простынях и нигде более. Да и встречала девушка каждого нового клиента по давно въевшейся под кожу привычке очень неприветливо. Безусловно, такой поворот событий Микаэлу не радовал, как и ранее. И девушка снова бывала бита, и не раз.

Но кто собирался останавливаться на достигнутом? Уж точно не владелец борделя. Придумал непокорной новое развлечение. Да какое! Когда Винтер озвучил ей очередную барскую прихоть, девушка сперва не поверила, расхохоталась, согнувшись пополам. «Она и танцевать? Бред! Полнейший!» Мастер ее веселья разделить не спешил, наоборот, был непробиваемо серьезен, швырнув клубок чего-то трудно определимого блондинке на колени. Разобрала неторопливо прозрачные своей откровенностью лоскутки и, конечно, одела, а как же иначе. Не мытьем, так катанием, добровольно или нет, придется.

Зал выглядел несколько странно, даже на ее довольно притязательный вкус. Но что она могла знать о современности, проведя большую часть жизни в подвалах и темницах. Видимо, обстановка была дорогой и претендовала на право быть обозначенной, как шикарная.  Хорошо, что коротать будни приходилось не в этом кричащем шике. И на том спасибо. Благодари покорнейше.
Взойдя на сцену, Мика по первости отчаянно кривлялась маленькой обезьянкой – принимала странные позы, корчила рожицы, выделывала замысловатые дерганые па, старательно отказываясь участвовать в предложенном маскараде, поставив себе целью поскорее вернуться в уже хорошо изученные, до мельчайшей трещинки и морщинки на обоях, стены своей комнаты. Кого-то ее представление даже позабавило – чуткий слух различил шепоток и смех. Но Винтер кидал на вампирку столь легко читаемые пронзительные, полные угрозы взгляды, призванные внушить хоть немного трезвости мысли. Образумилась таки: стала посматривать на товарок, попыталась копировать их движения. И со временем Микаэле это даже удалось, не шедевр, но выходило более, менее прилично и похоже. Вполне вероятно, вампирка, познающая усталость много позже любой обычной человеческой особи, смогла бы так кружиться часами, но сломанная в результате травмы и так и не зажившая нормально нога, вскорости напомнила о себе отвратительным чувством дискомфорта.
В этот раз судьба оказалась к ней милостива, да не совсем. Танец был окончен, но не ее мытарства.

Препровожденная на личную аудиенцию, девушка ступила в чертоги умело выгороженной декоратором небольшой комнаты. Прихрамывая, добралась до середины, старательно обходя ворох разбросанных по полу подушек. Быстро провела рекогносцировку местности и  даже  попыталась исполнить пожелание возлежавшего на тех самых подушках мужчины. Покрутилась немного, старательно поводя бедрами из стороны в сторону и выкручивая кистями замысловатые причудливые рисунки, да и плюнула на все с высокой колокольни. Не про нее это. Не для нее.
Разметив нещадно ноющую болью ногу в горизонтальном положении, Микаэла прилегла на подушки напротив невероятно красивого и оттого пугающего блондина, грудь и щека которого были изукрашены странного вида татуировкой.
- Зачем вам это представление, сударь, право слово? - потянулась, наклоняясь вперед, подцепила с тарелочки кружочек лимона, да и погрузила золотистую мякоть в рот. – Неужели таковы ваши желания? - сморщилась,  посмотрела на мужчину из под полу - прикрытых век. – Давайте будем честны друг с другом. Совсем не того вам от меня надо. Не развлечься танцем пришли вы сюда, - медленно слизнула прозрачные капли сока с подушечек пальцев, а взгляд уже не заинтересован, в нем сложно не заметить усмешки. -  Давайте я просто раздвину ноги, да и дело с концом. Вы довольны, а я смогу, наконец, вернуться к себе.
Вот так, прямо в лоб. Ну а к чему лукавить и разыгрывать из себя святую невинность? Когда оба прекрасно знаю, какого окраса крылья у этой бабочки.

Отредактировано Микаэла Эллер (2013-01-21 15:38:11)

+4

4

Резко повернувшийся прожектор вдруг осветил один из приват-кабинетов, выхватив из холодного полумрака светловолосого мужчину, расположившегося на мягком кожаном диване. Цветной лучик замер, а потом лениво прошелся по снежно-белым волосам, заплетенным во мноджество тонких косичек, невесомо коснулся груди блондина, лаская бледную, напоминавшую атлас кожу, которая, казалось, светилась на фоне темного шелка расстегнутой и еле державшейся на плечах рубашки. Вот шаловливый зайчик, перескочив на сиденье, заваленное шелковыми подушками, игриво скользя по светло-серому, небрежно брошенному среди шелка пиджаку, словно любовался изысканным стальным отливом дорогой ткани. И замер на лежавшей поверх переливчатого одеяния черной тонкой трости. Некоторое время он не двигался, будто пытался решить возникшую дилемму, а потом, дрожа и переливаясь, побежал по гладко отполированному дереву, лаская его своими теплыми лапками. Последний раз осторожно тронув серебристый набалдашник в виде драконьей морды, лучик упорхнул, чтобы вспыхнуть уже в светлых волосах застывшей в проходе девушки-вампира, которая постояв минуту, все же начала танец, больше похожий на пародию.
«Ты это делаешь специально, или же действительно не умеешь танцевать и эта стезя не твоя? Маленькая мерзавка. Какая наглость и полное отсутствие уважение к клиенту.»
- Очаровательная наглость, красавица. – в бархатном голосе проступило удивление, а тонкая снежно-белая бровь, дернулась, вопросительно изгибаясь, но в глазах, по-прежнему царила зимняя стужа. Снежинки медленно кружились вокруг черных зрачков в замысловатом хороводе, – Ты полагаешь, что знаешь все о моих желаниях? – Ашер улыбнулся, откинувшись на ворох подушек и поднеся бокал, в котором плескалась янтарная жидкость к бледным губам. Подвижные пальцы пробежались по волосам, поправляя непослушные прядки, упавшие ему на глаза. Мягкий шорох косичек наполнил приват-комнату. – Забавно…
А девушка продолжала говорить. Ее мягкий, насмешливый голос, с немного резкими интонациями, приятно ласкал слух. Ледовый демон откинулся на спинку дивана, чуть склонив голову к плечу и внимательно вслушиваясь в едкий голос рабыни, расположившейся на подушках напротив него. Она была красивой… и сильной. В ней был крепкий дух, сломить который будет ох как не просто.
«А надо ли его ломать? Она хороша такой, какая есть. Нужно всего лишь немного подкорректировать уже имеющееся ,и мы можем получить шикарный бриллиант, который может послужить украшением любой коллекции. Главное, не угробить то, что уже в ней имеется».
- Раздвинешь ноги… - Ашер расхохотался, запрокинув голову и едва не расплескав коньяк. Длинные, белые косички рассыпались по дивану, затерявшись среди великоелпия шелковых подушек. – И ты полагаешь, что я удовлетворюсь этим? Глупышка…
Небольшая приват-комната предназначена для танцев и игр, а рабыни красиво танцуют и у них красивые тела. Только вот эта конктретная, возлежащая на ворохе подушек рабыня танцевать не умеет, или не хочет.  Хотя… Можно ведь чуть-чуть поиграть. Совсем немного. Ведь за этим он и пришел в эту комнату, и велел позвать именно эту рабыню. От мыслей по телу растеклось приятное тепло, оно пульсировалот в клетках, собиралось жаркой влагой внизу, вызывая дрожь. Ашер сел среди подушек, поджав ноги под себя, потянулся губами к уху вампирши, отодвигая осторожно светлые прядки с шеи, чтобы вдохнуть запах дорогого парфюма и улыбнулся, зарываясь носом в шелковистые волосы.
- Если бы я хотел, чтобы передо мной раздвигали ноги, красавица, то я снял бы шлюху на улице, - прохладные губы касаются раковинки ушка, острые зубы чуть прикусывают нежную кожу.  – Но я пришел сюда, в этот клуб, ибо слышал, что рабыни здесь весьма искусны в любовных утехах. И знают, как доставить удовольствие гостю. Я ошибался? – он остранился, вновь разавалившись на подушках. – Ты не способна не только доставить удовольствие, но и усладить мой слух изысканной беседой?
Теперь его красиво очерченные губы искривились в ядовитой усмешке. Он знал, как действует на представителей обоих полов, знал, что притягивает восхищенные взгляды, равно как знал то, что и женщины, и мужчины многое отдали бы, чтобы заполучить его в свою постель. Но ледовый демон редко отвечал на откровенные призывы, предпочитая сам выбирать партнеров, тех, с которыми можно было играть, сплетая отношения из множества намеков, недомолвок и богатой палитры полутонов, которыми обычно расцвечивались его речь и жесты.
- Ты хочешь вернуться к себе? Понимаю… - лениво протянул Ашер, подавшись к рабыне и ухватив ее голову пальцами за подбородок. – Но… лучше испытывай мое терпение. Оно не беспредельно. Я хочу получить то, ради чего пришел сегодня сюда. Твое искусство. Изысканное и чарующее, единственное в своем роде. Предназначенное только для меня. – в богатом интонациями голосе Исидро отчетливо слышалась сталь. Кончиками пальцев свободной руки коснулся светлых бровей, очертил контур высоких скул, лаская ее кожу. И эти невесомые прикосновения так отличались от жесткой  хватки и болезненного давления острых ногтей, которой он удерживал голову вампирши. – Ты же не хочешь, чтобы я испортил тебе жизнь? А я это сделаю, если ты меня разочаруешь.

_____________________________________________
Одет: светло-серый со стальным отливом вечерний костюм; пиджак брошен на диван, поверх него изящная черного дерева трость; темная жемчужно-серая матового шелка рубашка расстегнута и сползла с плеча, открывая часть татуировки –серебристую драконью морду, расположенную под левой ключицей, черный шелковый шейный платок затерялся среди подушек; запонки из платины, матовые, с ониксом.  Черные замшевые туфли на небольшом каблуке.
Грива длинных серебристо-белых волос заплетена во множество тонких косичек и свободно падает на плечи и далее на спину. Челка волнами спадает до ключиц.

+3

5

Лет пять назад Мика и вообразить бы  не смогла, что жизнь ее так круто переменится.  Более того, даже в прошлом году она все еще была твердо убеждена, что никогда не сможет развязаться с Итоном, и окончит свои дни, оголодав окончательно или не перенеся телесных увечий в темноте и сырости очередного из подвалов. Ее тюремщик был очень осмотрителен и любил часто менять место обитания своего гнезда.
Однако же вот она, жива, здорова и относительно довольна своим существованием, если вообще можно хоть сколько-то довольствоваться жизнью наложницы. Хотя и тут кривит душой. Она все время находится в зависимости  от других – очень долго от Итона, теперь вот от владельца клуба, но постоянной спутницей и любовницей сих поименованных ее назвать нельзя даже с натяжкой, как и конкубиной, разделяющей свой век и постель только с одним. Возможно, одалиска, если принимать в расчет специфику заведения, но тоже очень сомнительно. Нет, рабыня. Не более. Вот самое уместное ей определение, товар, обладателем которой, на часок, на денек, может стать любой желающий, предложивший достойную цену. Молодая, стройная,  прекрасная формами и ликом, но прислужница. 
Клуб - очередной точка, остановка, может и не последняя, на маршруте ее странствий по тропе исполнения чужих желаний и осуществления разнообразных прихотей, узкой и довольно извилистой, со множеством преград и препятствий. Новый перечень правил, не слишком большой,  но довольно разумный по сравнению с взысканиями предыдущих работодателей.  Да и реалии в целом терпимые и сносные - лучше условия содержания, больше свободы в части передвижений, относительно занимательная компания в лице мастера-надсмотрщика, какие, никакие, но развлечения, взять хотя бы  этот нелепый танец. И Мика начала понемногу оживать, перестала смотреть на каждого, попавшего в поле зрения, как на злейшего врага, прошивая взглядами, полными ненависти, даже стала вести себя более, менее прилично. Вот как сейчас, к примеру, не бросается на клиента хищником,  испуская вокруг исключительно флюиды ненависти, сидит смирно и даже пытается вести подобие светской беседы.
Хотя этот, надо сказать, несколько странный. Мужчина был относительно молод и крайне привлекателен внешне, но это еще ни о чем не говорило. Вампирка, наученая более чем горьким опытом, не хотела спешить с выводами, не позволила себе  обмануться его расслабленной позой и легкой небрежностью жестов. Именно такие франты, щеголяющие дорогими нарядами и хорошими манерами, как показывала практика, и были самыми опасными и непредсказуемыми.
Вольготно расположившись на мягких подушках, Мика, как будто увлеченная ею же и придуманной игрой, нет, нет, да украдкой бросала на незнакомца  заинтересованные взгляды.
«Такой коже позавидовала бы любая девица. Бледная, гладкая, безупречная.  Волосы - длинные, ухоженные, цвета первого снега. Глаза, хоть и голубые, а холодные, странные...»
Все казалось бы ничего, но несколько деталей в облике собеседника девушку все же смущали. Странные узоры на лице, спускающиеся от виска по щеке на шею, и несколько  длинные на ее вкус заостренные ногти, как будто покрытые серебряным лаком, своим видом настораживали, вызывая некоторые смутные предчувствия, заставляя кожу меж лопаток холодеть. И  хорошо, что мужчина вовлек ее в беседу, а то Мика могла бы придумать себе, бог знает что.
- Конечно, вы правы, сударь. Что я могу знать о ваших желаниях… - поддержала девушка его веселье улыбкой, пожав плечами, казалось, пойдя на попятную, ведь ранее пыталась заявить совсем обратное.
Его внезапная близость заставила по привычке вздрогнуть, слегка, почти незаметно. Блондинка сделала чуть более глубокий вдох по сравнению с предыдущими, и не отшатнулась, все же найдя в себе силы остаться на месте. Прохлада его губ и укол зубов на мочке уха, стали испытанием посерьезнее, но вампирка все равно старательно пыталась делать вид, что по-прежнему расслаблена и не чувствует никакой угрозы.
- Боюсь, вы ошиблись во мне или кто-то намеренно ввел в вас в заблуждение, -   вроде бы рассеянно заняла пальцы еще одной долькой лимона с тарелки и, недолго думая, съела, смешно поморщившись. - Не хотелось бы вас разочаровывать, но я ничем не могу похвастаться, - на миловидном личике, казалось, отобразилась крайняя степень расстройства.
От внимательного взгляда девушки не укрылось, что клиент, прежде чем призвать ее, успел о чем-то переговорить с Винтером, перебросившись парой-тройкой фраз. И она осмелилась предположить, что мужчина может быть осведомлен о том, что она за зверь. А вот подробности о ее персоне, вполне могут быть ему и неизвестны, что открывает вампирке более дальние горизонты и представляет более широкое поле для деятельности. Мысленно усмехнувшись и потерев ладошки в предвкушения будущего эффекта, она решилась примерить на себя образ эдакой деревенской простушки.
- Возможно, вы думаете, что я обучена всему, что полагалось знать девице в мои времена, - скрывать возраст она смысла не видела, как и не видела смысла в том, чтобы слишком уж преувеличивать. -  Наверное, я кажусь вам утонченной дамой, которая может похвастаться навыками верховой езды и умением декламировать стихи, -  она умела,  и то, и другое, но зачем же в этом признаваться, наживая себе очередную головную боль, - но, смею вас уверить, это отнюдь не так. Я – простая девушка, горничная,  была приставлена  в услужение к одной знатной девице, потому немного знакома с манерами обхождения и принципами ведения беседы, но и только. Я вряд ли смогу вас порадовать чем-то еще, кроме того, что уже было предложено, - заливаясь хохотом про себя, она развела руками, словно действительно сожалела о своей необразованности и никчемности.
Веселье вампирки было безудержным и бесшабашным, не хотелось думать о том, что будет после, во что может вылиться ее маленький спектакль. По крайней мере, она развлечется  и так, как хочется ей, впервые за долгие годы.

Отредактировано Микаэла Эллер (2013-01-29 15:34:56)

+4


Вы здесь » ЦРУ [18+] » Кладбище Игровых отыгрышей » Да пошел ты... Мастер!!!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC